Векторы реализации «Белая Карта» и «Мир»

Леонид Генрихович Зорин – известный драматург («Варшавская мелодия»), сценарист («Покровские ворота») и прозаик («Старая рукопись»).

Родился 3 ноября 1924 года в Баку. Уже в детстве он начал писать стихи, и в 1934 году была издана книжка его детских стихов. Тогда же юного поэта принял Максим Горький. В союз писателей Леонида Зорина приняли в семнадцать с половиной лет. В 1946 году он окончил Азербайджанский университет, а в 1947 – Литературный институт. Судьбы пьес Зорина складывались по-разному: их ставили известные режиссеры, но спектакли по ним запрещали; затем они с успехом шли на разных сценах, некоторые были экранизированы. В кино Леонид Зорин как сценарист работал с режиссерами Эльдаром Рязановым («Человек ниоткуда»), Александром Аловым и Владимиром Наумовым («Мир входящему» и «Закон»), Сергеем Микаэляном («Гроссмейстер»), Виталием Мельниковым («Царская охота»). Огромный успех у зрителей нескольких поколений имел фильм Михаила  Козакова по автобиографической пьесе Л. Г. Зорина «Покровские ворота». В середине 1990-х годов под общим названием «Покровские ворота» были опубликованы романы «Старая рукопись», «Странник»,»Злоба дня» и повести «Прощальный марш», «Хохловской переулок», «Избирательная кампания», составляющие цикл произведений о  Костике Ромине, — итог пятнадцатилетней работы писателя. Перу Леонида Зорина также принадлежит мемуарный роман «Авансцена. Записки драматурга» и многие другие произведения.

Леонид Генрихович – яркая «Белая  Карта» (БК), которая реализует себя в стиле вектора реализации«Мир» — создавая мир своих литературных персонажей, которые транслируют, напрямую или косвенно, идеи БК (конкретные идеи зависят от того импульса, который приходит в данный творческий период) . 

Человек с вектором БК  рождается для того, чтобы изменять мировоззрение людей: чтобы создавать идеологию – или разрушать идеологию (то есть создавать альтернативную точку зрения), как мы видим в случае с Леонидом Зориным.

«Белой Карте»  даны очень мощные ресурсы – Господь помогает таким людям. Обычно они очень талантливые, причем, очень часто не в одной какой-то области, а в самых разных. Просто направляя определенным образом свое внимание, БК  оказывает почти магическое действие на людей и события – в проработанном варианте, разумеется. Рядом с ней кармические узлы имеют свойство развязываться, а люди вдруг начинают исповедоваться, рассказывать о своих глубинных проблемах – и неожиданно им приходит информация о том, как все это изменить (БК  при этом может даже молчать, сама ее энергетика делает людей более осознанными).

БК  — это голубой уровень духовного развития по «высшему Я», но рождается такой человек все равно «красным» и проходит все этапы эволюции для того, чтобы иметь представление о них и не впадать в гордыню (снобизм) или комплекс «белой вороны», свойственный молодым «Белым  Картам» (еще в плохой проработке). Поэтому до 30 лет БК , как правило, не «подключают» – они только нарабатывают жизненный опыт (причем самый разнообразный), узнают, как выглядит этот мир, и учатся управлять каузальным потоком. БК  должна пережить все на своей шкуре и понимать беды этого мира. В частности, БК  всегда в том или ином виде сталкивается с тем, что в эзотерике называется «первой ступенью посвящения мага» — она должна научиться повелевать своему физическому телу.

Далее я привожу выдержки из нашей беседы с Леонидом Генриховичем:
– «Белой Карте»  дан большой ресурс, и этим ресурсом нужно уметь управлять, как инструментом. При рождении мы этого естественно, не умеем. БК  должна этому научиться. И сначала она учится управлять этими ресурсами на примере собственного тела — понимает, что плотный мир на самом деле регулируется разными процессами в тонком мире. БК  должна понять, что своей волей она способна сделать практически все, что угодно. И в первую очередь она учится этому на своем собственном теле, на своем здоровье. Поэтому очень многие БК  болеют в ранний период жизни (как вариант – избавляются от зависимостей).  Как правило, в молодости у Белых Карт  есть какая-то серьезная болезнь, с которой они долго справляются, и после того, как справились, обретают какую-то внутреннюю силу и мудрость. Очень бы хотелось бы от Вас вот об этом услышать несколько поподробнее.

– Ну что же, вопрос стоял, жить или не жить (имеется в виду чахотка, которую ЛГ перенес на цикле Сатурна). Мне тогда было 28 лет. Ну, справился, как видите. Прошло много времени с тех пор, почти 60 лет. Так что, совпадает.

– А как Вы с этим справились?
– Писать очень хотелось, работать. И вообще, в 28 лет, как вы догадываетесь, не хочется расставаться с жизнью. Так что, наверное, какие-то силы внутренние были мобилизованы. Не могу сказать, что я себе каждый день говорил «Мобилизуйся, мобилизуйся!», но, видимо, как-то заставлял себя побеждать болезнь. Вокруг меня лежало много людей (я лежал в палате смертников), и всех, кто махнул на себя рукой и покорился неизбежности, их всех вынесли и похоронили. Я склонен думать, что молодость в какой-то степени сыграла свою роль и Юг, уроженцем коего я являюсь, спортивная биография (хороший футболист – почти профессиональный) – ну вот это все вместе и сыграло роль, я полагаю. Одолел, как видите.

Относительно того, в чем заключается создаваемая ЛГ «идеология», однозначного ответа дать нельзя.

– А был ли какой-то момент в жизни, когда Вы вдруг поняли, о чем Вы хотите рассказать, или это как-то само складывалось?
– Трудно так ответить – в разные периоды жизни возникают новые темы и новые желания – это же естественно.. Написал я безумно много. Излагал то, что меня в тот момент волновало. Бездумного бумагомарания не было – это вот я точно могу сказать.

Безусловно, в творчестве ЛГ отчетливо просматривается «антисоветская» тема – протест против государственной системы, которая губила многих людей или создавала им немыслимые сложности, искажая естественную человеческую природу. В «Зеленых тетрадях» Зорин пишет: «Всякий роман поэта с властью кончается плохо, и в особенности когда он кончается хорошо«. Вот отрывок из одного интервью с ним:

– Скажите, по-вашему, Сталин все еще жив в сегодняшнем человеке?
– Во всяком случае, он в нем не умер. Главное преступление Сталина в том и состоит, что ему удалось создать своего нового человека – человека без воображения. Этот человек не может себя представить на чьем-то месте, не может почувствовать, что это его, а не какую-то жертву политической целесообразности, выводят на рассвете из камеры, его ведут по тюремному коридору, его ставят у той стены, его, а не другого, убивает эта исторически целесообразная пуля. Все, что и сегодня происходит с нами дурного и несправедливого, во многом объясняется этим генетическим отсутствием воображения.

Однако борьба со строем никогда не была главным в творчестве Зорина – именно поэтому его произведения продолжают нравиться: основной их смысл не в борьбе с советской властью и цензурой. Сам Зорин говорит об этом так: «Долгие годы я был убежден, что в основе пьесы должна быть социальная проблематика, а человеческие отношения — это уже вторично. Подобно моему гуру (имеется в виду Горький), я был юным homo politicus. Потом это наваждение минуло. В «Забвении» главный герой говорит: «Однажды я сделал открытие: проигравший передает эстафету выигравшему.  Каким-то неотвратимым образом они оказываются в одной команде». На мой взгляд, так оно и есть: очень часто победитель оказывается ничем не лучше побежденного, которого он сменяет на исторической сцене. Естественно, пришлось прожить долгую жизнь, чтобы это не только понять, но и прочувствовать».

Да и, в общем, даже с цензурой все сложилось не так плохо, как могло бы: все-таки, пьесы выходили, держались много сезонов, некоторые шли сотни раз, а Зорин всегда был выездным. Если Белая Карта  живет в контакте с самой собой и с миром, делает его лучше и, что называется, «работает на эгрегора», то Бог ее оберегает от серьезных неприятностей – у нее гораздо более важная в жизни задача, чем торжественно загнуться в первом тайме.

В чем же секрет произведений Зорина, почему они так нравятся? Приведу высказывание Андрея Немзера из предисловия к двухтомнику зоринской прозы: “Оглянемся еще раз на зоринских героев. Разные люди. Порой — слабые, неловкие, колючие, раздражающие близких (да и нас), очень часто виноватые (и ведь не без вины). Но хорошие и достойные нашего сочувствия. Той милости, в которой так нуждаемся мы сами. Той милости, которая в сознании человека русской культуры всегда ассоциируется с Пушкиным”.

Здесь мы уже сталкиваемся в большей степени со вторым вектором . Человек-»Мир» обладает умением видеть в другом лучшие качества, знает, что Господь милосерден и «что ни делается – все к лучшему». Задача такого человека – создать некую вселенную, некий мир, в который люди приходят и там приобретают качества Мира. Нередко этим миром может быть искусство – например книги и фильмы, как в данном случае (другой яркий пример «Мира» — это Ричард Бах). По мере того, как человек духовно растет, растет и та аудитория, к которой он имеет доступ – все большее число читателей и зрителей втягиваются в этот процесс гармонизации.

«Мир» часто учит любви к людям, учит принимать их такими, какие они есть, учит прощать. В отличие от «Папы», который ведет нас к идеалу и совершенству, «Мир» нередко показывает нам, как увидеть совершенство в том, что нас окружает, показывает, что в каждом человеке есть лучшая, божественная часть, которая достойна любви и прощения.

В случае с Леонидом Генриховичем вектор реализации «Мир» во многом смягчает стиль БК, которая нередко бывает сурова и строга:

– Человек с вектором «Мир» очень быстро вызывает к себе доверие, проходит буквально совсем немного времени – и возникает удивительное чувство близости и ощущение, что тут нет предательства.
( Комментарий жены писателя, Татьяны Геннадьевны: “Да, точно, испытано на себе”).
– Ну дай-то Бог, если я такой, это очень лестно… Я был бы очень счастлив.

– Мне кажется, что Ваша «гармонизирующая способность» заключена во многом в Вашем чувстве юмора..
(Татьяна Геннадьевна (смеется): «Да, безусловно! шутки добрые и гармонизируют – совершенно точно!«)
– Ну это дано, очевидно, все-таки дано.
Т.Г.: «Он может городить какую-то ужасную пессимистическую труху, с моей точки зрения — причем я себя ощущаю как человек верующий, а он как человек неверующий. А это не правда – но при всем этом есть нечто, что вызывает у меня, например, невероятный оптимизм и ощущение устойчивости.  Когда случается то-се, пятое-десятое, придешь и как-то все хорошо. Придешь домой и думаешь – нет, все ничего«.

– А как насчет отношений с Богом?
– Я считаю, что Он меня любит.
Т.Г.: «Ага, точно, он в Него не верит, но считает, что Он его любит! Понимаете, прелесть какая?(смеется). Его претензии к Богу перемешаны с его претензиями к церкви – и это не только у него, это очень у многих. Бог его конечно любит. Любит — Он терпит очень много от него всякого богохульства«.
– Ну дело не в этом, а в том, что Он, как говорится, доказал это. Я считаю, что я очень большой счастливчик. Просто образцовый. Живет насыщенной жизнью — лучше не бывает. И если жизнь кончится без мучений, то это конечно, невероятное счастье.

– А что для Вас счастье?
– С одной стороны оно общее для миллионов, с другой стороны оно очень индивидуальное… Общее — это любовь, семья, дружба, близость, здоровье дорогих тебе людей . А индивидуально, это для каждого какие-то свои вещи. Для меня всегда счастьем была моя работа, я не мог быть счастливым, когда не сидел за письменным столом. Когда я работаю, когда я чувствую желание трудиться, я себя чувствую защищенным [яркое описание одного из проявлений 9 пентаклей] от всех жизненных неприятностей.

***
Я сердечно благодарю Леонида Генриховича за то, что уделил мне внимание. Здесь можно прочесть выборки из разных мест мемуарного романа Л. Г. Зорина, сделанные Валерием Лебедевым. Как мне кажется, эти отрывки интересны не только с литературной точки зрения (это вне всякого сомнения), но и с точки зрения понимания вектора Леонида Генриховича.

(с) Анна Гак

Оставить коментарий

*

Before you submit form:
Human test by Not Captcha